+38 (057) 781-12-60
+38 (095) 479-79-09

Свидетельство плательщика НДС — паспорт, формальность или царственная грамота?

Согласно очередным изменениям к Налоговому кодексу, на налогоплательщика снизошли очередные послабления в порядке приобретения статуса плательщика НДС. Теперь не надо заранее обосновывать свою приближенность к «кругу достойных» через 50-процентный уровень операций с плательщиками этого налога (да еще и в объеме не менее 300 тыс. за последние 12 месяцев), не надо даже вносить в уставной капитал 300 тыс. грн. в качестве залога своей «добропорядочности» и «оседлости».

Письмо ГНС №3208/0/71-12/18-3117 от 12.09.2012 г. (упоминается здесь и далее) констатирует: «не являются обязательными для заполнения раздел 7 регистрационного заявления плательщика НДС (форма 1-ПДВ) относительно объема поставки товаров/услуг другим плательщикам НДС, а также разделы 8 и 9 относительно данных об уставном капитале (балансовой стоимости активов)».

Несколько ранее («Касты налогоплательщиков. Право быть плательщиком НДС стало почти почетным», ZN.UA) мы упоминали, что суть любого процесса наведения порядка в базарной толпе всегда примерно одинакова: изначально любую толпу необходимо проредеть и ограничить, а затем среди оставшихся начинать наводить порядок. Вероятно этим были вызваны предыдущие «жесточайшие» условия приобретения статуса плательщика НДС. Теперь процесс наведения порядка прошел свой пик, и появилась возможность ослаблять рамочные требования.

На данный момент осталась лишь маленькая бюрократическая формальность — требование приложить «любые первичные документы учета, подтверждающие факт поставки товаров/услуг, которые подлежат налогообложению (акт выполненных работ, кассовый чек, платежное поручение и т.п.)» для обоснования своей просьбы. Столь формальное требование, да еще и без указания граничной суммы операции нам, досконально освоившим технологию связанных лиц, конечно же, по плечу. Оно и задержалось тут по странной причине: либо просто формально, либо с целью не допустить к регистрации совсем уж лежачие предприятия. Похоже, что еще через некоторое время «единая национальная база плательщиков НДС» сможет позволить себе регистрацию по старому доброму «декларативному заявлению».

Самое время порассуждать о том, что же такое по своей сути — это право сокровенное быть «плательщиком НДС»? Если его так торжественно провозглашают, а потом так просто и без особых предупреждений отбирают. Например, в случае «отсутствия субъекта предпринимательской деятельности по месту регистрации».

Итак, представим себе физическое лицо на месте лица юридического. В доме проверка паспортного режима, и у вас изымают паспорт по причине того, что вы находитесь не по месту своей основной регистрации. На все недоуменные вопросы отвечают: скажите спасибо, что не аннулировали вас вообще как гражданина, поскольку это можно сделать только в судебном порядке. Но если вы очень настаиваете, то можно запустить и этот процесс. Вы, конечно, не настаиваете. Зато на следующий день идете в банк снять депозит, и вам отвечают, что без паспорта это никак невозможно. Затем идете устраиваться на работу и то же самое. И в конце концов вас таки аннулируют как гражданина за «бомжевание».

Может ли выступать критерием добропорядочности факт постоянного личного нахождения по определенному адресу? Может. При домашнем аресте. Во всех остальных случаях человечество научилось поддерживать связь друг с другом и более оперативными средствами.

Тогда каков смысл последовательного бюрократического переноса информационного поля «адрес регистрации» из устава предприятия в свидетельство о регистрации предприятия (ныне — регистрационную выписку), а затем в особое номерное свидетельство плательщика НДС? С обязательным дотошным повторением процедуры при каждой смене места деятельности. С драконовскими санкциями «аннулировать все» за несоблюдение сроков и правил.

Ответ на данный момент неутешительный: под эгидой особой «процедуры администрирования НДС» налоговая служба создала свою собственную систему дискутирования с налогоплательщиком: «свидетельство плательщика НДС» и «налоговая накладная». Процедура выдачи свидетельства плательщика НДС очень уж напоминает порядок лицензирования деятельности, а отчетность по налоговым накладным — единый кассовый аппарат общегосударственного применения.

Согласимся с исторически сложившимся порядком. Однако попробуем вникнуть в процедуру. «Заверенная копия свидетельства плательщика НДС должна размещаться во всех местах проведения взаиморасчетов». То есть это вроде как документ, который позволяет убедить покупателя, что уплаченная им сумма налога попадает под общий контроль и в конце концов достанется государству. То есть эта точка взаиморасчетов легальна и подконтрольна. Тогда давайте объединим систему выдачи этих «заверенных копий» с параллельно протекающим и не вполне понятным процессом «регистрации обособленных подразделений налогоплательщика по месту фактического нахождения». Ведь так и осталось туманным, что считать «обособленным подразделением». А тут вроде как наблюдается некоторая логика: это место, где проводятся самостоятельные взаиморасчеты с контрагентами.

Таким образом, основным существенным элементом для каждой копии свидетельства плательщика НДС становится фактический адрес места деятельности. Взамен мы отказываемся с пристрастием карать за формальный адрес регистрации «центрального офиса». Нет, мы не отказываемся от требования задекларировать, где находится кресло директора, стул бухгалтера и кипа архивных документов. Но рассматриваем этот адрес больше как средство взаимодействия с налогоплательщиком: его запросили — он явился. То есть не аннулируем его как класс при первом возможном подозрении, а принимаем во внимание, что в большинстве случаев процесс изменения «центрального адреса» может тормозиться не столько нежеланием или «неправедностью» самого налогоплательщика, сколько сложностью бюрократических процедур. Особенно если предстоит переход из одной административной единицы в другую со сменой всех надзирающих, налоговых и социальных органов. Но так ли уж важно при нынешней общенациональной системе налоговой отчетности, какая из административных единиц будет проводить итоговую комплексную проверку?

Зато в повседневной практике разница для всех получается существенная. Ведь фактический адрес деятельности (на каждой копии «свидетельства») налогоплательщик вправе заявить в декларативном порядке. И так же оперативно его поменять. По аналогии с местом регистрации кассового аппарата. Раз уж так повелось, что система НДС стала своеобразным кассовым аппаратом для оптовых взаимоотношений.