+38 (057) 781-12-60
+38 (095) 479-79-09

Развод в Малиновке

Налоговый блиц-криг в виде изменений в Налоговый кодекс, который попытались провести представители фискально-финансового блока правительства, нарвался на жесткую оппозицию внутри не только Кабмина, но и парламентских однопартийцев, заблокировавших его принятие в прошедший вторник. Рассмотрение поданных в итоге в Верховную Раду законопроектов (№11284—11285), уже и так прилично «секвестированных и заезженных», было отложено на две недели. И это несмотря на то обстоятельство, что законопроект после его ревизии и утруски был не только подписан премьер-министром Н.Азаровым и одобрен президентом В.Януковичем. Не исключено, что ко времени вынесения в парламентский зал (оно запланировано на 16 октября) из документа окончательно исчезнут последние из остающихся в нем норм, направленных на ликвидацию оптимизационных схем и налоговых «ям». Особенно те из них, которые всерьез задевают интересы ключевых партийных спонсоров.

Впрочем, несмотря на проявленный саботаж, революционная ситуация сохраняется.

О чем речь?

Законопроект, предусматривающий целую серию серьезнейших законодательных изменений, был с голоса представлен правительству министром финансов Юрием Колобовым еще в прошлую среду, 26 сентября.

Среди его ключевых новшеств: достаточно обширная ликвидация налоговых льгот, создание центра экспертиз подакцизных товаров с одновременным повышением и введением авансовых платежей по акцизам на сигареты, а также усилением ответственности за фальсификат или товар с поддельными марками. Также предполагалось ужесточить налогообложение по операциям с офшорами и странами с низкими налоговыми ставками (если ставка налога на прибыль хотя бы на 5% ниже, чем в Украине, предполагалось включить в отчетность экспортеров, поставивших туда продукцию, доход от сделки в размере 120% ее объема).

Документ инициировал введение трехпроцентного акциза на внебиржевые операции с ценными бумагами и их производными. Кроме этого, предполагалось наделить налоговиков правом внесудебного ареста имущества, находящегося в налоговом залоге, а также самостоятельного списания налоговой задолженности, ввести расчетно-кассовые аппараты для интернет-магазинов и единоналожников (кроме первой и второй групп). Впрочем, в проекте содержались и послабления — упрощение регистрации плательщиков НДС в электронном виде, снижение ставок единого налога для пятой и шестой групп плательщиков.

Законопроект сразу же вызвал жесткое неприятие членов правительства. Наиболее категоричным его противником выступил первый вице-премьер В.Хорошковский. Поддержали инициативу только отвечающие за наполнение бюджета главы Государственной налоговой службы Александр Клименко и Государственной таможенной службы Игорь Калетник, а также глава Государственной службы по вопросам регуляторной политики и развития предпринимательства Михаил Бродский.

Не зарубить предложения сходу позволила только позиция премьер-министра Николая Азарова, к удивлению многих, поддержавшего законопроект в принципе, но с оговоркой о необходимости его доработки.

С этой целью Минфину было поручено внести необходимые изменения и затем передать на рассмотрение Совета предпринимателей при КМУ, чтобы, как выразился премьер, под стенами Кабмина не образовался новый налоговый «Майдан».

В нынешний понедельник доработанная версия рассматривалась «малым» Кабмином в закрытом режиме. Презентовал ее, к огромному удивлению многих, лично глава НБУ Сергей Арбузов, ранее ни разу в подобной роли не выступавший, что было расценено, как тяжелая артиллерия в поддержку Ю.Колобова. Видимо, с целью поддержки на заседании присутствовал и министр внутренних дел Виталий Захарченко, являющийся в последнее время на правительственных заседаниях очень редким гостем.

Презентуя новый документ, г-н Арбузов сообщил, что в нем учтены многие замечания, в том числе и по банковской системе, а также предложил: «Надо делиться», что было воспринято многими особенно негативно. Отчасти и потому, что сфера госзакупок, через которую потом перераспределяются собранные в бюджет поступления, считается максимально подконтрольной Семье и персонально Александру Януковичу.

Надо сказать, что из документа к тому времени уже были изъяты не только спорные нормы, наделявшие налоговиков дополнительными административными полномочиями, но также нормы по ликвидации налоговых льгот. Но еще оставались нормы по офшорам, расчетно-кассовым аппаратам, надбавкам на добываемый в Украине, но не населению продаваемый газ и т.д., не вошедшие в окончательную версию законопроекта, который был в итоге зарегистрирован в парламенте.

Рассмотрение и принятие законопроекта во вторник, 2 октября, на что рассчитывали его инициаторы, заручившись поддержкой не только премьера, но и президента, было сорвано по вине представителей парламентской фракции Партии регионов…

Предыстория

Чтобы отследить важность процессов, происходивших в стране на прошлой и нынешней неделе, придется сделать экскурс в достаточно недавнюю историю.

Первые признаки формирования революционной ситуации в фискально-финансовом блоке, при которой верхам, как говаривал классик, все сложнее править по-старому, начали проявляться еще весной.

Объявленные в марте президентом социальные инициативы требовали поиска дополнительных ресурсов. Вскоре после прихода в Минфин нового министра — Юрия Колобова произошла необходимая корректировка в сторону увеличения бюджетных доходов и расходов. А вот составляющие базу госсметы явно завышенные макропрогнозы ревизии не подверглись. Действительность не оправдала надежд правительственных оптимистов. По итогам восьми месяцев, согласно последним озвученным премьер-министром Азаровым цифрам, рост ВВП составляет всего 1,5% (хорошо, что вообще рост), тогда как бюджетные параметры рассчитаны исходя из прогноза 3,9% роста экономики.

Ситуацию могла бы «исправить» (как это неоднократно случалось в прошлом), более высокая инфляция. Однако в нынешнем году динамика потребительских цен не то что не опережает заложенный в бюджете прогноз (7,9%), но даже, наоборот, фиксирует едва ли не исторически низкие значения (по данным Госстата, ее годовые темпы по итогам августа были нулевыми).

Не оправдывает пока надежд на восстановление и мировая конъюнктура на основные статьи украинского экспорта. Впрочем, обострение долгового кризиса в Европе еще весной давало четко понять — особых надежд на улучшение ждать не приходится, как бы не стало значительно хуже. Видимо, как минимум в фискально-финансовом блоке правительства это понимали.

Поэтому еще весной тезис «налоги платят все» начал приобретать все более конкретное содержание. В массы начали просачиваться сообщения о том, что требование восполнить недоплату по налоговым счетам вслед за К.Жеваго предъявляется уже и более близким к действующей власти бизнесменам. В их числе оказался не только Д.Святаш и ряд других влиятельных и не очень регионалов, но даже Дмитрий Фирташ, о конфликте которого с главным налоговиком писали СМИ. Более того, ходили слухи, что в числе получивших претензии оказался и некоторые компании Рината Ахметова.

Еще одной из предпринятых мер стала выдвинутая Минфином инициатива ввести ренту (причем вовсе не символическую) на эксплуатацию недр (в частности, в железорудном производстве). Чтобы разрулить эту ситуацию, г-ну Ахметову пришлось не только добиваться личной аудиенции у главы государства, но и подключать коллег по цеху. В результате им сообща таки удалось убедить Виктора Януковича и Сергея Арбузова, что вводить подобные меры, как минимум пока, — не время. Стороны также договорились, что во избежание в будущем схем минимизации налогов будет разработана новая реформа системы налогообложения, которая сделает возможным нормальную жизнедеятельность бизнеса и без использования оптимизационных схем. Одним из главных направлений было предусмотрено радикальное уменьшение нагрузки на фонд оплаты труда за счет снижения ставки единого социального взноса.

Худо-бедно это намерение начало воплощаться в жизнь. В частности, в июле вниманию общественности была предложена концепция реформирования налоговой системы, которую многие эксперты назвали радикальной и революционной.

Тяжелая действительность

Тем временем начавшийся с июня спад в отечественной промышленности постепенно усугубляется. Объемы ее производства в августе текущего года зафиксировали падение на 4,7%по сравнению с аналогичным прошлогодним месяцем (накопительный итог восьми месяцев — минус 0,4% по сравнению с таким же периодом 2011-го). По данным ZN.UA, сегодня валютные поступления в страну от металлургов снизились на 1 млрд. долл. ежемесячно — это стало результатом почти двукратного падения цен на их продукцию на мировом рынке.

Что, очевидно, приводит и к снижению налоговых поступлений в бюджет (хотя глава ГНСУ А.Клименко и заявил на днях, что план наполнения бюджета его служба выполняет на 100,2%). Как сообщил Минфин в конце сентября, дефицит госбюджета по итогам восьми месяцев составляет 16,655 млрд. грн., превышая аналогичный прошлогодний показатель в 2,9 раза.

Трещит по швам Пенсионный фонд — в попытках справиться с его растущим дефицитом учреждению приходится в областях поднимать из архивов судебные разбирательства едва ли не десятилетней давности.

По сведениям источников ZN.UA, именно в августе окончательно пришло осознание, что с государственной сметой надо что-то делать. Первое предложение ответственных за его наполнение — Минфина, налоговой и гостаможни — состояло в ревизии плана доходов до более адекватного действующим реалиям уровня. Однако такую идею категорически не воспринял премьер — ведь пересмотр обязательств по повышению социальных стандартов означал бы дополнительный тяжелый удар по электоральным позициям партии власти.

Так что пришлось оперативно заняться поиском дополнительных источников финансирования. Для этого пришлось взяться за сферы, долгие годы остававшиеся неприкосновенными для государственной фискальной машины.

В принципе, как неоднократно писало ZN.UA, мощные скрытые ресурсы у отечественной экономики существуют. Кроме уже упомянутых выше рент на эксплуатацию недр и добычу полезных ископаемых, огромные ресурсы скрываются в теневом секторе, масштабы которого сложно оценить достоверно.

Даже по официальным оценкам Минэкономразвития и торговли, уровень теневого оборота в прошлом году составил около 34% ВВП. Независимые оценщики приводят куда более значимые цифры. Так, авторы опубликованного в конце прошлого года Национальным институтом стратегических исследований доклада «Теневая экономика в Украине: масштабы и направления преодоления», ссылаются на расчеты австрийского экономиста Ф.Шнайдера. Согласно которым уровень теневой экономики в Украине составляет 52,8% от официального ВВП.

Данные же самого НИСИ свидетельствуют, что рынки некоторых нелегальных товаров существенно превышают бюджет Украины. Например, емкость рынка нелегальной торговли природными ресурсами составляет около 20 млрд. долл.

Эксперты отмечают, что во время кризиса бизнес массово и быстро выводил капиталы в тень, и с тех пор процессы детенизации являются достаточно инертными.

По данным опубликованного в конце прошлого года исследования Мирового финансового сообщества (Global Financial Integrity — базирующаяся в Вашингтоне организация, объявившая своей миссией борьбу с теневым оттоком капитала), за десятилетие — с 1998-го по 2008-й включительно — из Украины нелегальным путем уплыло 95,8 млрд. долл.

Оценки GFI, кстати, очень близки к расчетам экспертов Национального института стратегических исследований, согласно которым теневой отток капитала из Украины в 2000—2008 годах составил 82 млрд. долл.

Согласно результатам опубликованного нынешним летом исследования, проведенного по заказу неправительственной организации Tax Justice Network (создана в 2003 году по инициативе парламента Великобритании для борьбы с уклонениями от уплаты налогов), Украина входит в первую двадцатку стран, резиденты которой накопили крупнейшие офшорные капиталы. Их оценочная сумма составляет 167 млрд. долл.

Эта цифра более чем в три раза превышает весь объем зафиксированных Госстатом по итогам первой половины текущего года прямых иностранных инвестиций в Украину (52,4 млрд. долл.).

И хотя именно офшорные зоны занимают лидирующее положение в общем объеме ПИИ в нашу страну (свыше 40%), объем вернувшихся и работающих на Украину капиталов едва ли намного превысит одну восьмую часть там припрятанного.

К слову, сумма офшорных вложений украинских богачей превышает размер прошлогоднего украинского ВВП, составившего 1316 млрд. грн. (или, в пересчете по официальному курсу НБУ, около 165 млрд. долл.).

Капиталы уплывают из Украины через всевозможные оптимизационные схемы (давальческие, страховые, ценнобумажные и пр.), в результате использования которых прибыль или «маржа» оседают в так называемых льготных налоговых юрисдикциях, миновав длинные и не очень посреднические цепочки.

По данным налоговиков, через третьих лиц (посредников) поставляется более половины (52,4%) экспортируемых из Украины товаров. В частности, в металлургической отрасли удельный вес операций с использованием третьих лиц превышает 75% от общих объемов поставок черных металлов.

Но в наибольшей степени, как заявил в своем последнем интервью «Коммерсанту-Украина» глава ГНСУ А.Клименко, «посредничеством» поражен рынок зерновых культур, где 98% экспортных операций (на сумму 30 млрд. грн.) осуществляются при участии третьих лиц. При этом в категории посредников представлены не только профессиональные трейдеры, но и связанные между собой структуры, созданные для перенесения точки прибыли на территории со льготной налоговой юрисдикцией.

Наиболее популярной из числа подобных территорий среди отечественных нуворишей, как известно, является Кипр. При этом все попытки отменить пресловутое соглашение об избежании двойного налогообложения неизбежно терпели неудачу. В последние разы — под предлогом невозможности отнесения Кипра к перечню офшорных зоне из-за статуса члена ЕС у этого островного государства.

Как было обещано уже давненько, проблемы офшорной оптимизации призвано решить принятие закона о трансфертном ценообразовании. Как рассказывал в свое время в интервью ZN.UA социальный вице-премьер С.Тигипко, механизм закона достаточно прост: «Там индивидуально оценивается каждая операция, каждая сделка. Делает это налоговая служба через специальное подразделение, которое мониторит эти сделки и хорошо знает, сколько реально стоят металл, руда и другая продукция. В том числе учитываются биржевые цены, мировые цены, рыночные. Если та или иная операция недооценена, то налоговая служба приходит и начинает расследование по конкретной сделке». Впрочем, несмотря на простоту и давнишнее обещание вице-премьера такой законопроект разработать, в готовом виде до парламента он пока так и не дошел.

Вместо вице-премьера за разработку такого законопроекта взялись ГНСУ и Минфин (последний даже вывешивал недавно проект соответствующего документа у себя на веб-сайте). Налоговики же заявляли, что благодаря инициируемым совместно с Нацбанком мерам смогут ограничить отток капиталов в офшоры на сумму до 10 млрд. долл. ежегодно. Впрочем, разработка этого законопроекта еще не завершена (его не было в пакете поданных на прошлой неделе в Кабмин и потом в парламент), хотя фискалы обещают завершить эту работу в ближайшее время.

Одной из сфер, новшества в отношении которых удалось пока донести до парламента и вокруг которых в последнее время бурлили нешуточные эмоции финансистов, являются операции с ценными бумагами. Согласно озвученным налоговиками данным, девять из десяти сделок на этом рынке имеют теневой характер, активно используясь как схемный инструмент (при обороте рынка свыше 1 трлн. грн. в год уплата налогов составляет немногим более 150 млн. грн.). И это стало основной мотивацией введения так называемого трехпроцентного акциза на внебиржевые операции с ценными бумагами (для биржевых сделок его предполагается установить на уровне 0,1%). Похоже, что это едва ли не единственная серьезная сфера, в отношении которой разработчикам новшеств пока удалось провести свои инициативы. Но останется ли эта норма в принятом по итогу законе, если он будет вообще принят, — большой вопрос.

Тем временем, пожалуй, впервые столь очевидно проявился серьезный конфликт в рамках властной команды. Новое поколение госменеджеров, представленных командой Арбузова, пришло в госструктуры из коммерческого сектора. И среди их особенностей — как опыт работы в реальном бизнесе, так и отличное знание всевозможных оптимизационных схем. Поэтому усилия по их перекрытию действительно могли бы оказаться успешными, как когда-то возымели успех действия Юлии Тимошенко, начавшей на посту вице-премьера разгребать завалы в топливно-энергетическом комплексе, досконально зная все применявшиеся там схемы.

Так что коррупцию в налогово-финансовой сфере действительно можно было бы и победить, а не только возглавить. Вот только слишком сильна внутренняя оппозиция предлагаемым новшествам, которые воспринимаются номинальными союзниками во власти не только как посягательство на традиционные сферы собственных интересов, но и как новый этап абсолютизации власти В.Януковича. Очевидно, что этот конфликт не урегулировать только кнутом — нужны и пряники. Вот только откуда их нынче возьмешь в полуобморочной экономике?